Печать

Глава 9. Диалог между религиями и цивилизациями

Автор: Энес Эргене вкл. . Опубликовано в Книга Энеса Эргене «Движение Гюлена: зов к благоразумию»

Фетхуллах Гюлен

Фонд журналистов и писателей был основан в 1994 году. Учредительное собрание этого Фонда получило широкое освещение в средствах массовой информации. Фонд был создан на основе доброй воли и в надежде на примирение. На первых встречах-ужинах Фонда родилась идея создания Платформы в Абанте, появились интеллектуальные усилия для создания издательского дома и двух журналов в рамках деятельности Фонда.

Помимо этого участники первых встреч-ужинов и коктейлей начали устанавливать новые личные дружеские отношения, хотя они были членами разных контингентов общества. Люди в ходе этих встреч быстро осознали богатство этого разнообразия. В частности, царила полная гармония во время первого диалога, состоявшегося между представителями различных религиозных конфессий. Возможно, они долгие годы или даже века не видели такой платформы для диалога и потому открыто поддержали такую возможность. Может, они не ожидали такого теплого приема на первом приглашении. Думаю, они даже не ожидали, что эти встречи-ужины могут перерасти в попытки наладить диалог между религиями и цивилизациями.

Модернизация привнесла много удобств в жизнь человечества. Но она также создала большое количество проблем перед ним. Возможно, наиболее важным из них является подстрекание политических и имперских желаний, которые вполне способны спровоцировать столкновение цивилизаций. Международные отношения становились все более хрупкими из-за этих желаний. Глобальный мир, вопреки постоянным разговорам о нем, оставшимися нереализованными, находится под постоянной угрозой. По этой причине диалог между религиями и цивилизациями выглядит единственной надеждой для человечества.

В нескольких словах ответ широкой общественности на эмоциональные выступления Гюлена перед простыми народными массами развился таким образом. Несомненно, без его глубокого мировоззрения, терпимости, проницательности и примирительной позиции такая волна воодушевления и надежды не могла появиться. Здесь мы не можем игнорировать мощную духовную силу искренней религиозности и религиозных культурных основ в народных массах. Будь это в средствах массовой информации или в политических и интеллектуальных кругах, религиозная идентичность Гюлена время от времени становилась бы предметом обсуждений. В некотором смысле, они даже не предполагали, что такой консервативный характер может стать предводителем таких социальных открытий и деятельности. Кто знает, может быть, они еще не были готовы принять такую религиозную идентичность. Но их основная ошибка заключалась в том, что они заключили Гюлена в узкие рамки классического имама мечети. Ибо они не знали, что в дополнение к основным исламским наукам он не только проявлял интерес к современной западной философии и социальным наукам, но и обладал достаточными знаниями в этих областях. Кроме того, они не приняли во внимание его способность объединить самые разные культуры для поиска решений современных социальных проблем. В конечном итоге, они увидели и этот аспект в Гюлене. Таким образом, Гюлен, благодаря не только своему широкому мировоззрению, но и активной исламской и социальной деятельности, проводимой в мировом масштабе, стал предметом анализа и научных исследований в социальных науках.