Печать

Почему Эджевит не придал значения доносам о Гюлене?

Автор: fgulen.ru вкл. . Опубликовано в Новости

Почему Эджевит не придал значения доносам о Гюлене?

«Эджевит виделся с Гюленом лицом к лицу, он убедился, что «это человек, чьи мысли не принесут вреда нашей стране». И поэтому не обращал внимания представленным ему доносам». Эти слова принадлежат Реджаи Биргюну, самому близкому к покойному премьер-министру Бюленту Эджевиту человеку.

Подписанный премьер-министром Тайипом Эрдоганом в 2004 году в Совете национальной безопасности Турции «План ликвидации Гюлена» в 1999 году был предложен и покойному Бюленту Эджевиту.

Как реагировал Эджевит на доносы, связанные с Гюленом и сообществом “Хизмет”?

Реджаи Биргюн с 2000 года до кончины Эджевита был начальником его службы безопасности. Он был свидетелем политических операций 2000-2001 годов. Биргюн проработал 17 лет в полиции, в управлении борьбы с терроризмом . Он-один из людей, который во время убийства Угура Мумджу был заместителем начальника подразделения по борьбе с террором и был одним из тех, возглавлял следствие. Биргюн, рассказавший о том, что они преуспели в физической защите Эджевита, но не смогли защитить его политически, ответил на мои вопросы в украшенном портретом Эджевита кабинете в Парламенте.

В процессе 28 февраля 1997 года одним из основных целей Западной рабочей группы (структура по надзору за выполнением целей военного переворота, в которой работали также некоторые приближенные к Реджепу Эрдогану фигуры — прим.ред.) был Фетхуллах Гюлен. И после отставки коалиционного правительства (Партии благоденствия и Партии прямого пути) они хотели реализовать «План ликвидации Гюлена». На выборах 18 апреля 1999 года с показателем 22,19 процентов голосов на первое место вышла Демократическая левая партия (ДЛП). Бюлент Эджевит, принявший на себя обязательства формирования правительства, 28 мая 1999 года создал коалиционное правительство ДЛП-Партия национального действия — Партия родины-матери. Эджевиту представили “План ликвидации Гюлена” для согласования. Однако, Эджевит, в то время, когда все склоняли головы, отказал им.

— 28 февраля ему приносят доклады, он продолжает защищать Гюлена. Почему?

Конечно, это было не легко, но он даже в самые сложные периоды продолжал поддерживать, защищать Гюлена. Очень много политических акторов замолчали. Он еще и встретился с Гюленом лицом к лицу, убедился, что «это человек, чьи мысли не причинят вреда нашей стране». Поэтому он не придавал значения представленным докладам. И это так же повлияло на то, что он стал мишенью этих темных сил. Левое политическое мышление Эджевита с точки зрения этих темных сил является опасным мышлением..

Эджевит 4 мая 2002 года, почувствовав недомогание, был госпитализирован в Анкарскую больницу Университета Башкент. Когда его состояние, вместо улучшения в ходе лечения, стало только ухудшаться, он был вывезен из больницы Реджаи Биргюном и Рахшан Эджевитом и привезен к себе домой. Он выздоровел. Во время болезни Эджевита политическая повестка дня была отмечена спорами в отношении правительства, и требованиями досрочных выборов. После того, как Эджевит продолжил работу, заместитель премьер-министра Хюсаметтин Озкан 8 июля 2002 года ушел в отставку с поста и вышел из партии, также в результате и других отставок партия разделилась надвое. Озкан вместе с 61 депутатом и Исмаилом Джемом создал Партию новой Турции. В то время, когда коалиционное правительство теряло численную поддержку в Великом национальном собрании Турции, было принято решение о досрочных выборах, и на выборах 3 ноября 2002 года ДЛП не смогла преодолеть процентный барьер. Бюлент Эджевит на пресс-конференции 22 мая 2004 года сообщил о готовности передать должность председателя партии заместителю Зеки Сезеру. И после конгресса ДЛП 25 июля 2004 года он вышел из активной политики. Эджевит, после участия на похоронах Юджела Озбилгина 19 мая 2006 года, погибшего во время нападения на Даныштайа, почувствовал себя плохо. В ту же ночь ему стало хуже и он перенес кровоизлияние в мозг. Долгое время он находился под интенсивной терапией. Спустя 172 дня, 5 ноября 2006 года, в воскресенье в 22 часа 40 минут, в Военной медицинской академии Гюльхане, в результате кровеносной и дыхательной недостаточности, скончался. Фетхуллах Гюлен Ходжаэфенди по случаю смерти Эджевита опубликовал это соболезнования:

«Я с горечью узнал о смерти одного из важных и исключительных лиц турецкой политической истории, уважаемого Бюлента Эджевита. Как известно всему народу, он жил в соответствии с тем, как верил, и никогда не шел на уступки в отношении своих убеждений. Он постоянно поддерживал положительные дела в деле служения людям, которые делаются во имя будущего нашей Турции. Он никогда не склонялся перед многочисленными грубыми навязчивыми предложениями. И с этими чувствами он ушел к Аллаху. Прошу Всевышнего о милости для покойного, а близким, в первую очередь супруге, выражаю соболезнования.»

— А какие события подразумевал Гюлен, говоря, что «Эджевиту грубо навязывали»? Сколько раз и о чем разговаривали Гюлен с Эджевитом? Почему он однажды про Эджевита сказал, что «если, в Судный день будет предоставлена мне такая возможность, то я буду заступаться за него»?

В марте 1998 года в Совете национальной безопасности стол было рассмотрено дело Фетхуллаха Гюлена. Национальная разведывательная организация (MİT) предоставила доклад группы Джевдет Сарала и Османа Ак, отстраненных из бывшего Анкарского департамента безопасности и разведки в результате скандала вокруг прослушивания телефонных разговоров. Премьер-министр того времени Эджевит, отодвинув рукой папки, сказал «Ни во что из этого я не верю, потому что они не такие люди!». Как рассказал Реджаи Биргюн, Эджевит в 90-х гг. трижды встречался с Гюленом, и убедился в его искренности.

Группа, старающаяся ликвидировать Гюлена, не сдалась. Они пожаловались на школы, находящившиеся за пределами Турции, тем государствам, на территории которых они находились. А внутри Турции же прошлись обвинениями в терроре по дерсане (подготовительные курсы к экзаменам) и школам. В начале 1999-го дали задание террористической организации «Фронт исламских бойцов Большого Востока» убить Гюлена. В это время, опять же один из приближенных к Эджевиту лиц сообщил Гюлену, чтобы он немедленно покинул страну и что в противном случае будет убит. Эджевит также лично позвонил и предупредил. Если бы Гюлен не покинул страну 22 марта 1999 года, то был бы убит.

В санкциях против религиозных реакционеров, которые предложила Совету национальной безопасности и добилась частичного принятия группа Чевика Бира в апреле 1999 года, мишенью опять было сообщество “Хизмет”. Предусматривалось захват “школ Гюлена”, и назначение туда директоров из Министерства образования, ликвидацию их пансионатов. Чевик Бир также дал указание, чтобы начался процесс в Суде госбезобасности относительно Гюлена, и чтобы его группа была взята под контроль.

А Бюлент Эджевит же, в тот период, когда даже близкие политические друзья молчали, не могли ничего сказать, и оказывали лжецам поддержку в клевете, при каждой возможности говорил: «Я Гюлену доверяю, я ручаюсь за него». Внесудебная расправа над Гюленом, которую планировало “глубинное государство”, но в которой не смогла убедить Эджевита, не увенчалась успехом.

С Эджевитом Гюлен встречался трижды

Фетхуллах Гюлен с Бюлентом Эджевитом лицом к лицу встречался трижды: 20 марта 1995 году в Анкаре в доме Эджевита, 23 марта 1997 года в Стамбуде в здании телеканала Samanyolu и 4 февраля 1998-го в Стамбуле в доме Эджевита. Во время этих встреч о политике вообще не говорилось. Велись беседы на темы тасаввуфа (суфизма) и философии.

Эджевит, когда получил просьбу о встречи, ответил «Во время моего приезда в Измир, конечно, встретимся.». Гюлен ответил: «Согласно моему воспитанию ради вежливости по отношению к государственным авторитетам, я не хочу, чтобы Вы прибыли к моему порогу, я сам приеду с визитом.» Эджевит отметил, что, остался доволен встречой, и что он находит очень полезными с точки зрения развития демократии Фетхуллаха Гюлена и собравшихся вокруг него людей. Сказал о том, что турецкие школы, открытые заграницей, приводят его в восторг, и добавил: «Навел справки через друзей, оказывается, школы очень серьезные и очень хорошие. По полученным мной сведениям, школы — в мусульманских тюркских республиках увеличивают влияние Турции попыткам повлиять на них со стороны Саудовской Аравии и Ирана».

3 июля 1995 года на канале TRT в программе Реха Мухтара «Линия огня» он сказал следующее: «Вы знаете, я изо всех сил выступаю за светскость. Однако, так же как в религии может быть фанатизм, так и в секулярности он возможен. Некоторые говорят, что светскость несовместима с исламом. В то время как в период Турецкой республики турецкий народ доказал, что ислам очень гармонично может сосуществовать с современностью, демократией, светскостью. Таким образом и ислам стал современным и мощным. В моей встрече с Фетхуллахом Ходжой члены моей партии не нашли ничего странного. Но в Народно-республиканской партии встречу Хикмет Четин Бея восприняли очень неоднозначно. А я же не понял это их поведение. Что касается распространения школ в Средней Азии и на Кавказе, то пустоты, оставленные нашим государством связи с финансовым проблемами, заполняют Фетхуллах Ходжа или вдохновленное им окружение и состоятельные люди».

Третья встреча состоялась за 5 дней до встречи Гюлена с Папой Римским в Ватикане. Гюлен о встрече сообщил следующее: «Мы поехали в его дом в Стамбуле. Он сам сказал: «Вы в ближайшие дни поедете в Ватикан?». Я же сказал: «Я верю, что эта встреча станет причиной для хороших вещей на пути диалога между последователями разных конфессий». Он ответил: «Будет очень хорошо». В этом смысле представители высших эшелонов власти были осведомлены об этой встрече (с Папой Римским).»

22 июня 1999 года на канале «Kanal D» гостем Фатиха Алтайлы в программе «Один на один» гостем-м был премьер-министр Бюлент Эджевит. Эджевит прежде всего сказал, что он видит странным то, что при наличии Центра мониторинга и Координационного совета кабинета министров, государственные должностные лица сливают чьи-то записи в СМИ. (Напомним, что тогда в медиа появились смонтированные видео-записи Гюлена, где его слова были склеены так, будто он выступает против государства — прим.ред.) Он сказал: «Этот метод несовместим с серьезной государственной деятельностью». В программе Эджевит вкратце рассказал следующее:

«Уважаемый Гюлен произвел на меня впечатление человека, способного представлять современное течение. Я не видел каких-либо его действий, вызывающих подозрения. Теперь, после того, как это дело превратилось в судебное разбирательство, мне как премьер министру, говорить об этих кассетах будет неправильно.» Фатих Алтайлы спросил:

«Уважаемый эфэнди, Вы не принимаете опубликованную запись Фетхуллаха Гюлена как достоверные данные?»

Эджевит с большой решительностью сказал:

«Нет, не принимаю. И что касается захвата власти, по-моему, не впадая в тревогу и опираясь на реалистичные оценки, выявить и принять меры, будет более правильно. Не нужно нарушать общественное согласие и натравливать государство на несуществующие слабости.»

Идрис Гюрсой